Новости
О сайте
Часто задавамые вопросы
Мартиролог
Аресты, осуждения
Лагеря Красноярского края
Ссылка
Документы
Реабилитация
Наша работа
Поиск
English  Deutsch

Материалы (информация) произведены, распространены и (или) направлены учредителем, членом, участником, руководителем некоммерческой организации, выполняющей функции иностранного агента, или лицом, входящим в состав органа такой некоммерческой организации

Натан Крулевецкий. Под пятой сталинского произвола


Кругом одно ворье и бандиты

Вагон весь был наполнен ворами. Вообще, по всему этому пути я следовал только с ворами и бандитами, повторно взятыми после амнистии. Как уже было выше сказано для них была широкая амнистия после смерти Сталина. Они решили устроить ему тризну, погулять на радостях. Они нагнали ужас и страх на всю страну, участились убийства и грабежи, стало опасно выходить на улицу, как стемнеет, изнасилуют и разденут.

Поднялся вопль по всей стране. Пришлось ловить и обратно в тюрьму сажать. Теперь они попадали на особый режим, на север, в леса и строго режимные лагеря. Возили их, и меня с ними. Я был один среди этих озверевших преступников.

Политических с нами вовсе не было. Их я встретил во множестве на пересылке в Новосибирске. Большинство их них возвращалось на пересмотр дела.

Здесь я встретил врача Берлина, зам директора желудочно-кишечного института. Это был единственный в Сов. Союзе институт, созданный им вместе с профессором Певзнером. Этим институтом все время носились, как с важнейшей обителью научной медицины. Но начался погром на еврейских врачей и 12 лучших врачей евреев, руководивших отделениями института, были уволены потому, что они евреи. Формально их объявили вредителями науки. Но такими “вредителями” оказались только еврейские ученые. Во главе института продолжали стоять его два основателя, тоже евреи. Убрать их, значит окончательно развалить институт. В конце концов с этим не посчитались и арестовали и этих двух, якобы за то, что они были недовольны увольнением лучших врачей института по дискриминации. Берлина завезли в Заполярье, в Норильск и использовали на общих работах. Он страшно отощал и упал здоровьем, а теперь его везут назад в Москву, на пересмотр дела. На пересмотр тут многие ехали а меня гонят на Север, в дикую тайгу в строгий режим. Не сладко было на душе, хотя я еще вовсе не представлял какой великий ужас меня ожидает.


Оглавление Предыдущая глава Следующая глава

На главную страницу сайта