Новости
О сайте
Часто задавамые вопросы
Мартиролог
Аресты, осуждения
Лагеря Красноярского края
Ссылка
Документы
Реабилитация
Наша работа
Поиск
English  Deutsch

Материалы (информация) произведены, распространены и (или) направлены учредителем, членом, участником, руководителем некоммерческой организации, выполняющей функции иностранного агента, или лицом, входящим в состав органа такой некоммерческой организации

Натан Крулевецкий. Под пятой сталинского произвола


Новый “навет”. “Поел курей всего округа”.

Прибыв на этот участок, я вскоре начал работать. И только успел я сделать первые протезы, как вокруг меня началась мышиная возня. Опер вызывал моих пациентов и допытывался, не принимаю ли я плату за протезы. Нашлись такие, которые охотно оговорили меня. Они не сделали бы этого против русского техника, но еврею рады были подгадить. Но ничего опер не мог сделать против меня. Запрещать работать нельзя, это вызовет недовольство работяг, которые так долго дожидались моей помощи. А с работягами ссориться нельзя было, они могут план лесозаготовок сорвать. Это тебе не сталинские времена, когда все держалось на железной дисциплине, приходиться теперь пококетничать с работягами. Пришлось оперу подыскивать другие способы ущемить меня.

Вольнонаемная охрана, в подспорье к своему жалованью, вела небольшое приусадебное хозяйство. Бывали излишки, куда их девать? Базара тут не было на сотни километров кругом. И вот жены охранников подносили свои излишки к воротам лагерной зоны. Идут арестанты с работы и покупают кое-что. Это большая вольность, и нигде в лагерях не допускались такие отношения между лагерниками и вольными. Но вглубь тайги многое дозволялось, тем более что сама охрана была в этом заинтересована. На этом базарчике и я иногда покупал картофель, огурец и молоко. Однажды я купил цыпленка и, когда мне его занесли, то это увидел опер. Это было для него большой удачей, он ее использовал против меня со всей изобретательностью. Цыпленок был тут же конфискован, а в дальнейшем было специально запрещено продать мне что-нибудь. По начальству он отослал рапорт, что, в то время, когда чекистам не по карману кушать курятину, то на участке нашелся арестант, который съел всех курей в округе (цыпленок вырос во “всех курей в округе”).

Всем чекистам понравилось, что их пожалели и что опять можно помыть кисточки еврею (соскучились, ведь после отмены “дела врачей” уже прошло полтора года). Стали обсуждать этих “курей округа” на партийном и общем собраниях, и даже на собрании домашних хозяек. Послали об этом телефонограмму начальнику района лагерей. Для меня вся эта клеветническая кампания кончилась отменой моих зачетных дней. Это меня очень опечалило, это был единственный шанс сокращения срока для меня. Зачеты были недавно введены, и у меня уже было на 50 дней меньше срока. Я уже считал и подсчитывал, когда же я освобожусь, если у меня будут зачеты все время. Появилась надежда дожить до конца. Но было достаточно одной вздорной клеветы, как все мои постройки рухнули и надежда, что я могу дожить до освобождения, потускнела.


Оглавление Предыдущая глава Следующая глава

На главную страницу сайта