«Забвению - нет!» Дневник второй полевой экспедиции на «Мёртвую дорогу» Салехард–Игарка

«Забвению - нет!» Дневник второй полевой экспедиции на «Мёртвую дорогу» Салехард–Игарка


Выполнила: учащаяся 11 Б класса
Игарской средней школы № 1 им. В.П.Астафьева
Каунченко Светланы.

Руководитель работы:
учитель истории
Забрыгина Татьяна Григорьевна
г.Игарка, 2006 год

Конкурс «Человек в истории. Россия XX век».


Параллельно Полярному кругу
Или, может быть, несколько вкось
Пролегла от Игарки дорога,
Что пробила мне сердце насквозь.

Вы её не ищите на карте,
Ей себя и самой не найти,
Вся она в историческом марте
Потерялась в начале пути (...)

Ломинадзе Серго Виссарионович, 1984 г.

Вместо предисловия.

В 2003-м году отмечалась двойная дата - 55-летие начала строительства № 501-503 и 50-летие консервации стройки. Проблему сохранения исторического памятника уже давно обдумывают работники краеведческого комплекса «Музей Вечной мерзлоты».

Цель проекта заключается в увековечении памяти о строительстве железной дороги «Салехард–Игарка» (объект № 503 ГУЛАГа), о человеческом труде и человеческих жертвах, о создании музейного комплекса, имеющего исторические памятники и объективные документальные свидетельства о строительстве дороги, законсервированной, а позже заброшенной вовсе. Программа включает несколько этапов:

Мы стоим у пропасти беспамятства, но ещё страшнее другая проблема - история «Мертвой дороги» обрастает легендами. Взять, к примеру, фильм английских авторов «Поезд смерти» (1999 год). Участники нашей группы «Поиск» школы № 1 тоже ведь не сразу увидели именно легенду в этом фильме. Причём, легенду больше политическую или политизированную, чем документальную. Изучив материалы, документы, юные исследователи пришли к выводу, что зарубежные кинематографисты проигнорировали исторические факты, достоверность событий (то ли из коммерческих, то ли из политических соображений).

Или, например, экспедиция газеты «Московский комсомолец», корреспонденты которого просто вывезли из ГУЛАГа очень многие предметы, а к фактам и событиям при освещении в собственной газете отнеслись очень поверхностно.

Задачи нашей экспедиции заключались в сборе материала, анализе архивных документов, исследовании неизученных объектов стройки № 503, опросе очевидцев для сохранения исторических памятников и создания исследовательской работы.

Пункт нашего первого приземления и встречи с туруханской группой - бывший посёлок Ермаково.

Историческая справка (п.Ермаково)

Старый казачий «станок» на берегу Енисея с началом строительства железной дороги Салехард–Игарка превратился в крупный поселок. К 1953 году здесь проживало около 15 тысяч «вольных» и 10 тысяч «зеков», размещённых в 3-х крупных лагерных зонах. В Ермаково располагалось руководство Северного управления ГУЛЖДС во главе с В.А.Барабановым. Тут собирались построить паромную железнодорожную переправу через Енисей, а в более отдалённом будущем — пятикилометровый мост.

Начиная с 1949 года, поселок успел обзавестись Домом культуры, больницей, несколькими школами, детскими садами, даже собственной тюрьмой. Но процветание этого приполярного «новосёла» длилось недолго. В 1953-54 годах, после решения правительства о консервации, а позже и полной ликвидации строительства железной дороги, отсюда спешно были вывезены все заключённые, а затем выехали те, кто работал по вольному найму.

Воспоминания очевидца.

Вальтер Фуге, политический заключённый ГУЛАГа п.Ермаково

«Когда мне исполнилось 8 лет, а это было в 1923 году, отец мне подарил книгу замечательного норвежского исследователя Фритьофа Нансена «В страну будущего», с роскошно оформленной обложкой, на которой изображено железнодорожное полотно и сходящиеся на горизонте рельсы.

После изгнания фашистских оккупантов из Советского Союза страна энергично приступила к устранению послевоенной разрухи. Война в свою очередь показала, какими огромными возможностями располагает Сибирь. И именно здесь планировалось реализовать грандиозные, порой непосильные проекты.

В то время недостаток был во всём, а особенно в рабочей силе ввиду многомиллионных людских потерь во время войны. В такой ситуации мы, заключённые, оказались реальным ценным резервом. Я к этому времени отбыл 8 лет моего десятилетнего срока в Омских лагерях по ст.58 п.10. Шёл 1949 год.

После основательной комиссовки «живой груз» отправлялся на новые послевоенные стройки. После Победы над фашистской Германией питание и прочее довольствие постепенно улучшалось. Мы, заключённые, получали снова месячные пайки сахара, жира, немного денег. Истощённые лагерники восприняли это с благодарностью. Я лично набрал вес в 105 кг, что мне при комиссовке дало категорию «тяжёлый физический труд». Это меня мало смущало, так как к тому времени я был высококвалифицированным фельдшером и был уверен (что и подтвердилось), что буду работать в лагерной медслужбе, то есть больнице, поликлинике, амбулатории.

Когда нас разгрузили, мы заметили, что не темнеет, значит, мы далеко на севере. Лишились как бы ночи - вечный день над северным полярным кругом. Но одно дело, читать об этом у Фритьофа Нансена, а другое - привыкать к этому на берегу Енисея под пение комаров и под конвоем. Сначала нас «поместили» просто в лесу, огородив кусок леса колючей проволокой. Очень необычно, так как до сих пор будь то тюрьма, лагерь или баржа, мы всё же имели крышу над головой. На счастье не было дождя. Нашлась кочка, чтобы положить усталую голову. Было и кое-что из одежды - прикрытья. Но очень скоро мы поняли, что комары и мошка нам спать не дадут.

Но где, чёрт побери, мы находимся, что мы тут будем делать! Через контакт с вольнонаёмным техническим и медицинским персоналом кое-что просачивалось. Оказалось, что отсюда должна была строиться на уровне полярного круга железная дорога на запад в сторону Салехарда на Обской губе, длиной примерно 1000 километров. Первое наше впечатление об этой гигантской стройке и посёлке Ермаково, где нас высадили, - мох, болото, лишайники, травы.

Строительство сводилось к тому, что в зимние месяцы, когда северная почва промерзала глубоко, проводились земляные работы, отсыпка насыпи и прокладка полотна. В летнее время полотно оседало в болото, и приходилось насыпь укреплять».

Дневник второй экспедиции на 503-ю стройку

Заметки руководителя.
Из истории экспедиций группы «Поиск»

Первая экспедиция состоялась в 2002 году в Ермаково на 7 км, была проведена огромная работа по обследованию сохранившихся зданий и места ядерного взрыва. Ребята, изучая тему ГУЛАГов, нашли очень много интересного материала, который вошёл в работу «Дневник полевой экспедиции «Путешествие в историю. 7 км вглубь трагедии».

Экспедиционная работа - одно из основных направлений исследовательской работы группы «Поиск». В октябре 2003 года совместно с сотрудниками «Музея вечной мерзлоты» мы совершили экспедицию на Литовское кладбище, которое находится на окраине города. Были проведены фото и видеосъёмки сохранившихся захоронений, они отличаются своеобразными надгробиями. Поразило количество детских и пустых могил.

В этом и состояли основные задачи, которые решали участники экспедиции, работая в архивах, встречаясь с литовцами, живущими в городе. Материал был положен в основу работы «Литовцы в Заполярье: новая Родина или сломанная судьба», принявшей участие в V этапе конкурса.

2004 год - новая (уже третья) экспедиция-экскурсия по старой части города. Прожив в городе всю свою жизнь, многие из участников не знали ни о расположении, ни об истории очень многих памятников и других достопримечательностей города.

Побывали на месте, где начиналась строиться станция «503-й стройки», затем у дома, который В.П.Астафьев в своих произведениях называет «Десятой деревней», и у сохранившегося дома, где жил Виктор Петрович, а также у памятника погибшим лётчикам и участникам ВОВ, памятника Ленину. На основе собранного материала была отправлена на VI этап российского конкурса работа «Форпост выживания: Игарка. Памятные места беспамятной страны», где описывали и историю создания Мерзлотной станции, и достижения совхоза «Полярный», и графитной фабрики. Особое внимание было уделено основному предприятию города - ЛПК и Морскому порту.

Экспедиция «Забвению - нет» - это продолжение изучения темы «503-й стройки», которая долго планировалась и осуществлялась благодаря тому, что администрация Туруханского района выделили в наше распоряжение 2 вертолёта. Эта совместная экспедиция с ребятами из ЦДТ п.Туруханск. Что позволило изучить больше объектов 503-й стройки, т.к. наши группы разлетались на разные точки трассы, а затем, слетевшись, обменялись мнениями об увиденном.

Часть первая. С чего всё начиналось?

Илья Днепровский: Нынешним летом мне сообщили, что меня включили в состав группы «Поиск», и что я поеду в экспедицию под названием «Забвению - нет!» на 503-ю стройку. Давняя мечта о подобном путешествии сбылась!

Лена Старостина: 2 сентября 2005 года наша группа «Поиск» совершила экспедицию под названием «Забвению - нет!» на 29-й километр стройки № 503.

Света Каунченко: Подготовка к этой, второй за всю историю нашей исследовательской группы, экспедиции длилась 3 года, так затянувшись, скорее всего, из-за недостатка финансирования. За это время было проштудировано энное количество книг как о периоде репрессий, так и о наших, соседних, лагпунктах. Были организованы встречи с сотрудниками Игарского Музея вечной мерзлоты, во время которых мы, ну или, по крайней мере, я, старались уразуметь и запомнить как можно больше материала по избранной нами теме. Были составлены всяческие сметы расходов на экспедицию, планы, распорядки дня и правила поведения в течение намеченной поездки. И вот, наконец, дождались! Получив краевой грант, и, тем самым, обеспечив себя необходимыми денежными средствами, путешествие запланировали на начало сентября 2005 г. Точная дата вылета в сторону «503-й стройки» постоянно варьировалась из-за отсутствия вертолёта, необходимого средства передвижения (видимо, дело было не только в финансировании), и неожиданно определилась, в основном, из-за установившейся на удивление редкой для этого времени года солнечной лётной погоды. Наконец, вылет назначили на 9 часов утра 2-го сентября.

Илья Днепровский: Наконец, наступило долгожданное утро 2 сентября, и в 6 часов утра я был уже на ногах. Неведомая сила подняла меня, и бодрость духа присутствовала во мне.

Саша Шорохова: И вот уже утро! День прекрасный, настроение у всех замечательное. В 8.15 – сбор возле школы, в заключительный раз проверяем, всё ли взяли с собой, не забыли ли чего.

Света Каунченко: К половине девятого утра 2-го сентября участники экспедиции подтянулись к школе, щеголяя видавшими виды рюкзаками и нашитыми на походную одежду эмблемами с названием нашей акции «Забвению - нет!». Наш походный скарб был довольно малогабаритен, и мы погрузились в подъехавший автобус без затруднений.

Лёва Серженко: Перед посадкой в автобус нас ещё раз проинструктировали, и мы отправились на вертолётную площадку...

Света Каунченко: До вертолётной площадки добрались минут в 20, по пути предвкушая предстоящие события.

Илья Днепровский: Все были готовы к новым встречам. Перед нами стояла задача - встретиться с прошлым

Лёва Серженко: Мы не успели и оглянуться, как уже сидим в вертолёте, набирающем высоту.

Часть 2. В путь!

Света Каунченко: Полет должен был длиться 30-40 минут, но он немного затянулся из-за выбора места посадки в Ермаково, первом пункте назначения.

За несколько минут до посадки мы увидели из иллюминаторов разбросанный по лесотундре ранее нами исследованный лагерный пункт; было заметно, что большая часть зданий обветшала и провалилась, покрывшись всяческою растительностью. Увидели мы и единственный сохранившийся в паровоз..

Страна, где крадут паровозы
Заметки руководителя

Весь август-месяц город будоражила одна новость - украли паровозы из Ермаково!

Казалось бы, ну что такое заржавевшие механизмы, стоящие где-то в 120 км от Игарки уже 50 лет?

Видеть их удалось далеко не всем игарчанам, но то, что они есть и являются памятниками одной из страничек истории нашего города, знают даже младшие школьники. «503-я стройка» - для каждого из игарчан свято! Об украденных паровозах говорили игарчане в подмосковных электричках, на форумах Интернета; об этом удивлённо сообщали дети и знакомые, шокированы были и иностранцы и те, кто когда-то находились в ГУЛАГе Ермаково, и те, кто, как туристы, бывали в Игарке. Почти в каждом доме есть открытки с паровозами, а некоторые игарчане с гордостью говорят о том, что им удалось самим сфотографироваться у паровозов. Мы понимаем ценность памятников истории, но не всегда в наших силах их уберечь и сохранить.

Катя Зиборова: Была хорошо видна часть насыпи железной дороги, болота, озера, жёлтый осенний лес. Всё вокруг было очень живописно.

Саша Шорохова: Летя в вертолёте и смотря в иллюминаторы, я ещё раз убедилась в том, как красива, богата и удивительна наша природа.

Часть 3.
Куда теперь?..

Света Каунченко: Дождавшись остановки винтов после довольно-таки мягкой посадки, вся наша братия устремилась на свежий воздух.

На подходе к Ермаково был и второй вертолёт, оккупированный нашими «коллегами по цеху» - ребятами из Туруханска. Честно признаюсь, многих из нас, уже прошедших боевое, или, если хотите, научное крещение, снедала своего рода ревность к тем самым новоиспечённым коллегам, которым это крещение только предстояло.

Вертолёт туруханцев приземлился недалеко от берега Енисея. Наша группа подтянулась к месту их посадки, желая обеспечить достойный приём.
Многие из жителей Игарки, выселенные из Ермакова, причиной переселения считают проведение ядреного взрыва на территории посёлка.

Ядерный взрыв

Воспоминания очевидцев

Рассказ пилота МИГ-8 Злобина Александра Григорьевича,
участника экспедиции

23 августа 1978 года в 22.00 в Ермакове на глубине 500 метров был произведён подземный взрыв для сейсморазведки по обнаружению полезных ископаемых (нефти, газа).

Как вертолётчику, мне пришлось участвовать в этом процессе и быть его свидетелем.

Бурение скважины для закладки взрывного заряда произвела Туруханская нефтеразведочная экспедиция с 1977 года.

Вертолётчики Игарского авиапредприятия полностью обеспечивали буровиков всем необходимым оборудованием для их успешной работы. А для Игарской геофизической экспедиции производили полёты по доставке и расстановке регистраторов на профиле, который проходил через Ермаково протяжённостью 600 км. Регистраторы устанавливали через каждые 10 км, которые во время взрыва записывали на магнитофонную ленту все колебания земли, с последующей расшифровкой специалистами-сейсмологами.

До проведения взрыва мы доставили в Ермаково руководство города и находились, естественно, в эпицентре проводимых мероприятий.

Для сохранения вертолёта от земных колебаний во время взрыва, мы поднялись на высоту одного метра и, выпустив фары, стали наблюдать, как будут рушиться печки-галанки от сгнивших деревянных зданий-карцеров.

Но 55-летняя кирпичная кладка печей оказалась сильнее атомного взрыва. Все галанки остались на месте. А наш техник, оставшийся на земле, испытал на себе колебания земной поверхности, еле устояв на ногах. По рассказам очевидцев-горожан во время взрыва «заходила» мебель в квартирах.

Утром, взлетая в направлении озера, увидели на его поверхности множество оглушенной рыбы.

Казанская Людмила Сергеевна, художник-оформитель
Экспозиционно-выставочного центра г.Игарки

В августе 1978 года мы направлялись на лодке в п.Ермаково, но, к сожалению, в сам посёлок мы не попали, так как Ермаково и прилежащая к нему территория была оцеплена охраной — нас попросту не пропустили, аргументируя тем, что на этой территории проходят испытания. Нам пришлось свернуть, и мы остановились в избе охотника Клавдия, но в день взрыва никаких подземных колебаний или толчков не почувствовали.

Из справки отдела по чрезвычайным ситуациям
администрации г.Игарки

Анализируя Регистр скважин подземных ядерных взрывов, мы видим, что взрыв на территории, подведомственной Игарке - в пос.Ермаково - был самым мощным в Красноярском крае (на основании справки, выданной архивом отделения МЧС г.Игарки). А в 1999 г. СЭС был проведен замер радиационного фона города и района взрыва в посёлке Ермаково. Результаты не вызывают опасений, всё в пределах санитарных норм. Безопасность района ядерного взрыва объясняется его глубиной (880 м) и особым строением земной коры, где пласты (а это в основном глина, которая не дает утечки радиационных отходов) расположены не горизонтально, а вертикально, что тоже не дает распространения радионуклидов.

Видимо, всё-таки главное - это ядерное испытание, а не проблемы геофизиков, тем более взрыву предшествовала эвакуация жителей Ермаково. Для поселка, который насчитывал несколько тысяч жителей, это была трагедия. Человеческий, бытовой фактор играл немаловажную роль: обжитое место, богатая природа, Енисей с рыбой. Уезжали с принудительным выселением не все, а часть уехавших позже вернулась.

Лёва Серженко: После посадки мы отправились встречать туруханцев, а они - нас.

Саша Шорохова: Нам не терпелось увидеть, какие они, и как пройдёт знакомство.

Света Каунченко: Выпрыгнув из затихшей машины, «коллеги» бодро проскандировали «Игарчанам - привет!», показав щёгольскую камуфляжную экипировку и муштру, которой они, должно быть, подверглись ввиду предстоящей экспедиции. А в остальном, не считая несколько вызывающего поведения (надеюсь, из-за такой же ревности к нам и волнения), дети как дети, такие же, как и мы, и, осознав это, мы немного «сбавили обороты» и заставили душевные бури уйти в подполье.

Саша Шорохова: Мы с интересом рассматривали друг друга.

Консультация главного хранителя отдела фондов
«Музея вечной мерзлоты» Виктории Сергеевой

Со стороны музея оказывалась информационная поддержка экспедиции. Для того, чтобы приехать на подобный объект - лагерную зону ГУЛАГа, нужно знать, что такое ГУЛАГ, и чем занималась эта система СССР, поэтому ребята долго готовились к подобной работе и работали с документами той эпохи в архивах, с воспоминаниями очевидцев или участников-заключённых, с различными литературными источниками и фотоматериалами - сейчас издано много материалов по данной тематике, это и общероссийские издания, и наши - краеведческие, музейные. И, конечно, среди них фигурирует «узкая» музейная «специализация» - полевые экспедиции.

Ребята уже имеют опыт таких экспедиций, но данная экспедиция имела более тщательную научную подготовку, да и ребята, став старше, имеют больше знаний и возможностей.

Было заострено внимание ребят на том, как нужно работать на данном объекте, что нужно с собой взять и как использовать это имеющееся оборудование - фото- и видеокамеры, на том, как больше узнать об увиденных предметах, для того, чтобы потом составить подробное описание. Отчеты, написанные после подобных поездок, не пылятся на полках - мы их используем в нашей музейной работе – в экспозициях, выставках, рукописных работах, не говоря уже о том, что ребята будут писать исследовательскую работу.

Данная экспедиция должна положить начало совместной исследовательской деятельности групп учащихся Игарки и Туруханска. У каждой из групп будет свой исследуемый объект.

Началом вашей работы будет достаточно внимательное обследование зданий, сооружений, их размеры, местонахождение, все это должно быть вначале сфотографировано или снято на видеокамеру. Для работы с найденными предметами, вы должны быть соответственно подготовлены, т.е. иметь перчатки (ведь происхождение предметов неизвестно), несколько целлофановых пакетов для найденных предметов. Перед тем как брать предмет, вначале его нужно зафиксировать либо нарисовав его или снять на фото или видеосъемку. Последнее - нужно тщательно осмотреть предметы записать всю информацию, которую можно увидеть и на основании всего этого написать легенды их происхождения и назначения.

Группа была поделена на несколько подгрупп, в каждой из которых был определен один участник с видеокамерой и комментатор, несколько человек, которые должны были описывать здания, сооружения, вести зарисовки, чертить схему расположения объектов, фотографировать увиденное.

Света Каунченко: После представления обеих «сторон» друг другу руководителями и инструктажа, проведённого сотрудниками Игарского Музея вечной мерзлоты по дальнейшей работе, мы расселись по своим машинам и отправились к цели нашего путешествия (каждый отряд - к своей) - лагерным пунктам, расположенным по периферии «Мёртвой» дороги.

Однако заранее запланированной цели достичь не удалось - пункт зарос до неузнаваемости и непроходимости, так что, прокружив порядочный срок над недосягаемым участком, мы отправились на другой «километр».

Илья Днепровский: Нам пришлось в воздухе менять план действий и искать другое место для исследования.

Лена Старостина: Изначально нашей целью был 45-й км Сталинской дороги, но наш вертолёт не нашёл места для посадки, и мы отправились на 29-й км.

Часть 4.

«О! тропа в лесной глуши!
О! мгновенье волшебства!
О! продлить его, продлить - да только нечем!
О! как звонок каждый шаг - звонок, лёгок каждый шаг!
О! как жаль, что мимолётна встреча! »
(Дж.Р.Р.Толкиен, «Шаги гоблинов», перевод К.Королёва)

Света Каунченко: «Сели» на поросшей ягелем, и, к нашему великому счастью, ягодой тундре. Шасси вертолёта наполовину ушли в мох, а мы торопливо выбрались на свежий воздух. Мох проваливался под ногами, и создавалось ощущение, что идёшь по наполовину сдутому резиновому матрасу. Доковыляв до более благоприятной для ходьбы полянки, бравые участники акции «Забвению - нет!» предались незапланированному поеданию ягоды. Но эта передышка пошла нам на пользу, ведь ещё было идти и идти, и, тем более, после на попадавшуюся на пути ягоду не обращали такого особо пристального внимания.

Галя Жимкус: Прилетев на 29-й километр, мы высадились из вертолёта и пошли пешком, сначала - по лесу, а затем и по «сталинской» дороге, которую можно было узнать только по просеке.

Света Каунченко: Через несколько минут после благодатной ягодной поляны мы, ведомые сотрудниками музея, вышли на саму дорогу. Кое-где были шпалы и рельсы, сохранилась насыпь. Пройдя немного вдоль дороги (а какие там росли грибы!..), мы углубились дальше в лес, и, вскоре, вышли к одному из зданий участка, выбранного нами для исследования.

Саша Шорохова: Шли совсем недолго, минут двадцать от силы, через лес, а потом по «сталинской» дороге. И, наконец, первое здание!!!

Света Каунченко: Достав захваченные из дому приборы и приспособления (фото- и видеокамеры, диктофоны, блокноты, ручки и «рулетки»), мы приступили к детальному изучению здания, показавшегося нам столовой.

Катя Зиборова: Это здание было полуразрушено, заросло травой и кустарником.

Лена Старостина: Первым, что увидела я, были большие железные котлы для приготовления пищи, рядом с которыми, вдоль стены, располагались деревянные мойки для посуды.

Катя Зиборова: Целыми оказались два раздаточных окна в стене.

Лева Серженко: В столовой нашли кладовую с прочными дверьми и зарешеченными окнами.

Катя Зиборова: Вторым зданием был барак. Внутри, над входной дверью - надпись «барак № 4, 1953 год». В бараке стояли деревянные двухэтажные нары на 34 места, а посреди барака лежал песок, ограждённый досками - мы решили, что это был остов печи, дальше стояли стол и две скамейке, на столе был горшок. В этом месте сохранилось половое покрытие. Между нарами мы нашли упаковку от папирос «Прибой». В бараке было 9 оконных проёмов.

Лева Серженко: Над каждой «вторым этажом» нар были полки.

Катя Зиборова: Дальше мы увидели второй барак, он был разделён на две комнаты. В этих комнатах были двухэтажные нары. В каждой комнате стояли печки, а в потолке находились отверстия для печных труб. Немного в стороне от здания барака стояла кабинка туалета, отштукатуренная внутри. Территория этой части лагеря была отдельно огорожена колючей проволокой.

Илья Днепровский: Остатки штукатурки в бараках говорили о том, что жившие здесь люди хоть как-то пытались создать уют. В одном из бараков мы обнаружили орнамент на стене.

Катя Зиборова: Возле бараков стояла столовая для охраны. Её длина была около 12-ти метров. В стене был желоб для подачи воды, окна были застеклены. Это здание столовой было «устроено» и оформлено лучше, чем первое.

Саша Шорохова: Следующие два здания были административными. В них были утеплены двери. В каждой комнате зданий были печи, вешалки и койки. В одной из комнат нашли банку из-под тушёнки.

Света Каунченко: В «конторах» сохранились некоторые оконные стёкла.

Лена Старостина: Затем мы наткнулись на баню. О том, что это была баня, мы догадались по найденным обручам от бочек и по тому, что несколько отстояло от всех остальных в пункте. Крыша и стена обвалились.

Саша Шорохова: По пути к вертолёту мы наткнулись на ещё одно здание, которое оказалось конюшней. Конюшня была рассчитана на 6 лошадей, у каждого стойла была прибита табличка с кличкой животного. Сохранились кормушки и даже сено в них.

Света Каунченко: Путь назад был недолог, но утомителен - стоял жаркий полдень. Добравшись до вертолёта, большинство принимавших участие в походе рухнуло на нагретый солнцем ягель. Вдоволь нафотографировавшись и отдышавшись, мы собрались с силами и забрались в вертолёт. В Ермаково долетели гораздо быстрее, ведь нам больше не пришлось кружить над лесом и выбирать место для посадки. Туруханцы были уже там.

Илья Днепровский: В Ермаково нас уже встречали туруханцы. Конечно, сразу все начали обмениваться впечатлениями и «накопанными» сокровищами.

Света Каунченко: За время исследования «километра» ребятами были найдены такие вещицы, как упаковки из-под папирос и консервные банки времён строительства дороги.

Илья Днепровский: В одном из бараков при помощи фонаря я обнаружил пустую пачку из-под папирос «Прибой».

Света Каунченко: Находки были подробно описаны и разложены по пакетам, и далее перешли в музей.

«Легенды» найденных предметов

1. Пачка от папирос «Прибой».
Папиросы были одной из тех вещей, которые остались при ссыльных людях из той, «старой» жизни. Папиросы являлись своеобразным дефицитом, иногда доставались человеку по праву «сильного» и, одновременно с тем, были стимулом работать. На 503-й стройке при полковнике Барабанове папиросы, в числе прочих «деликатесов» и вещей, необходимых для жизни и поддержания бодрости духа, входили, наряду с такими продуктами, как сыр и «порция» спирта, в паёк заключённых, работающих на тяжёлых участках дороги.

2. Банка из-под консервов.
Банка из-под гуляша завода им.Калинина (дата выпуска - 20 февраля 1951 года) была найдена нами в административном здании. Скорее всего, что гуляшом удавалось полакомиться далеко не всем жителям лагеря, только «избранным» - обслуживающему персоналу, например, охранникам и счетоводам, и администрации и управляющему составу, да тем заключённым, которые получали денежное вознаграждение за перевыполнение плана. Я думаю, что гуляш тоже являлся частицей прежней жизни.

3. Войлок.
Войлок обнаружили в конюшне. Скорее всего, он использовался в элементах упряжи для лошадей, например, подкладывался под седло и был основой внутренней части хомута. О лошадях заботились и берегли их.Конюшни встречаются не во всех лагерных пунктах (на 7-м километре, например, мы конюшни не нашли), т.е. лошади были своеобразной редкостью - подспорьем в лагерном хозяйстве, и основным транспортным средством, и за ними требовался тщательный уход.

Прежде чем отправиться в экспедицию, наша группа посетила отдел «стройка № 503» краеведческого комплекса «Музей вечной мерзлоты», где для нас была проведена экскурсия.

Историческая справка.
Отдел "503 стройка" "Музея Вечной мерзлоты"

Начало коллекции Игарского краеведческого музея по истории строительства железной дороги Салехард–Игарка, называемый "сталинской" или Мертвой дорогой", было положено в 1992 году когда в музей поступили предметы, найденные в лагпунктах расположенных в районе поселка Ермаково. Это были: кусок рельса с сохранившимся клеймом "ХМЗ им.Сталина", электрический фонарь, висевший у барака, кайло, найденное на месте отсыпки железнодорожного полотна, а также чугунная чернильница, выточенная, по видимому, в центральных ремонтных мастерских в Ермаково.

Следующим крупным поступлением были документы, переданные Игарскому музею Александром Сергеевичем Добровольским в 1993 году. Это были две папки, заполненные различными списками, справка, бланками, заявлениями. Найдены они были в 1988 организованной А.С.Добровольским поисковой экспедицией ЦК ВЛКСМ Московского городского турклуба. Небольшая группа энтузиастов прошла на велосипедах вдоль трассы железной дороги Салехард–Игарка и побывали во многих лагерных пунктах и т.д.

Предметы продолжают постоянно поступать от игарчан, побывавших на территории лагерей. Это и решетки с окон, дверцы печей, самодельные портсигары, предметы быта. Некоторые материалы обнаруживаются случайно, в самых неожиданных местах - на свалках. Отрадно, что находятся люди, не брезгующие поднять бумаги, попавшие им под ноги. Хорошо, что они понимают - не все можно выбрасывать из нашей жизни.

Материал экскурсии отдела «Стройка № 503» краеведческого комплекса «Музей вечной мерзлоты» г.Игарки

«Вы находитесь в отделе, где с 1997 года открыта экспозиция по строительству железной дороги Салехард–Игарка. Дорогу строил ГУЛАГ (Главное управление лагерей) в двух направлениях - Обском (объект № 501) и Игарском (объект № 503). Строителям предстояло прокладывать путь навстречу друг другу. 29 января 1949 г. было принято Постановление Совета Министров СССР, в котором говорилось о необходимости строительства железной дороги Салехард – Игарка, протяженностью 1200 км. Предполагалось в 1955 г. начать эксплуатацию новой дороги. Мысль о строительстве заполярной транссибирской магистрали пришла Сталину сразу после окончания Великой Отечественной войны. Вождь был напуган тем, что Север страны в период войны оказался совершенно незащищённым. Кроме того, для промышленного гиганта Норильского комбината требовался железнодорожный путь, который позволил бы вывозить его продукцию в европейскую часть более дешёвым способом. То есть дорога Салехард–Игарка должна была иметь продолжение до Норильска. Есть также высказывания исследователей, которые считают, что Сталин вынашивал и ещё один стратегический проект - продолжить магистраль по Сибири до Берингова пролива и соединить таким образом Советский Союз через тоннель под проливом с Америкой.

Уже в 1949 г. в Игарку стали прибывать заключенные, силами которых велась стройка. В черте города появились две зоны для заключённых - мужская и женская. А между ними находилась так называемая «мамочкина» зона, где содержались женщины с детьми. Начальником строительства был назначен полковник Барабанов, который был довольно лояльно настроен по отношению к заключённым, по всей вероятности, и по той причине, что сам пострадал в тридцатые годы, был незаконно осуждён. В Игарке был построен специальный городок - жилые дома для охраны, для руководящего состава ГУЛАГа, клуб, а также коттедж для Барабанова. Кроме того, в городе располагалась ещё одна зона для заключенных, которые строили саму дорогу. Им удалось даже проложить 60 километров железной дороги от Игарки до Чёрной речки. Здесь, в районе старого города, недалеко от музейного комплекса, была даже сделана отсыпка для железнодорожной станции из гравия, который, кстати, возили с Чёрной речки по железной дороге.

1 января 1950 г. вышло постановление о переводе управления «Объекта № 503» из Игарки в Ермаково (100 км на юг от Игарки). От Игарки до Салехарда на протяжении всей трассы через каждые 5-10 км располагались лагерные пункты, которые представляли собой площадки размером 500x500 метров, отгороженные проволокой со сторожевыми вышками по углам. Внутри - бараки, хозяйственные постройки, столовая. Строительство дороги велось практически вручную, техники было завезено очень мало. Многие исследователи отмечают, что строить дорогу в послевоенный период было политической авантюрой, потому что страна была в полном истощении, отсутствовали материальные ресурсы. Но апломб вождя был слишком велик, к тому же ГУЛАГ серьёзно пополнился врагами народа из числа тех, кто попал в период войны в число военнопленных. Все они были отправлены в лагеря. А эта физическая сила, как правило, возводила в Советском Союзе все строительные гиганты.

Дорога должна была пройти по вечной мерзлоте. И это значительно осложнило работу строителей. К тому же технический проект был представлен на утверждение тоже с опозданием, только в 1952 г., когда больше половины магистрали уже было готово. Строительство велось быстрыми темпами, в работе было много недочётов, на многих участках быстро появилась вода, дорога стала проседать.

Когда в марте 1953 г. Сталин умер, было построено 911 километров дороги, а это две трети всей трассы. Судьба стройки резко изменилась после смерти Сталина. В октябре 1953 г. началась её ликвидация. В целом на строительство ушло 42 млрд. рублей. Когда начался ликвидационный период, материальные ценности стали уничтожать. А многое просто было брошено - рельсы, паровозы. Немые свидетели стройки до сих пор напоминают в этих суровых краях о строительстве дороги, которую забросили и которую теперь называют «Мёртвая дорога».

Все предметы, представленные в нашей экспозиции, привезены с различных участков строительства. В одном из залов вы видите фрагменты обстановки барака, в котором жили заключённые. Одежду и обувь они шили сами. Мебель тоже делали своими руками. Общее число заключённых, которое содержалось на Игарском направлении - около 40 тысяч человек. Такое число заключённых - на Обском направлении. Все заключённые - уголовники, рецидивисты и политические - содержались вместе. Но в самоохрану входили, как правило, уголовники. Они верховодили в ГУЛАГе, с их помощью охрана чинила расправу с политическими заключёнными.

Из числа заключённых в ГУЛАГе был сформирован даже свой театр. Входили в него бывшие актёры, режиссёры, писатели которые были осуждены за политические взгляды. Им удалось осуществить серьёзные постановки, потому что в число актёров входили талантливые люди. А зрителями были и военные (охрана), и многие жители Игарки. К сожалению, сразу после закрытия стройки сгорел и театр в Игарке. Больше интересных постановок в Игарке не было...
Дорога никогда не восстанавливалась. Но нужно сказать, что эта магистраль считается стратегически важной».

Заметки руководителя.

В задачи экспедиции "Забвению - нет", в первую очередь, входил сбор материала различного характера для отдела "503-й стройки" и для создания исследовательской работы. Все вышеперечисленные предметы переданы и стали экспонатами музея и достоянием очень многих посетителей, как игарчан, так и иностранных туристов.

Отдохнув и обменявшись мнениями об увиденном, мы решили поместить свечи памяти на дороге, ведущей от Енисея к п.Ермаково и в ГУЛАГ (7 км 503-й стройки) в дань уважения к человеческому труду, униженному человеческому достоинству, отданным жизням и сломанным судьбам.

Илья Днепровский: Перед тем, как разлететься по домам, мы ещё раз вспомнили о тех людях, кто пострадал от репрессий и террора, жил здесь, работал и навсегда остался в этой северной земле - мы зажгли памятные свечи и почтили память погибших минутой молчания.

Катя Зиборова: В конце программы мы зажгли свечи и поставили их на дорогу, в память о наших дедах и прадедах, работавших и погибших на этой стройке.

Заметки руководителя
О квилте

Эта акция была положена в основу квилта (поминального полотна) - в городе был объявлен конкурс ко дню памяти жертв политических репрессий. Квилты всех участвующих в конкурсе организаций были сшиты в одно полотно общей площадью в 64 кв.м и помещены на торце пятиэтажного здания в центре города.

Мнение эксперта
(А.И.Тощев, сотрудник «Музея вечной мерзлоты»)

Есть парадоксальные вещи в жизни. В этом году я встречался с очевидцем этих событий, бывшим политзаключенным Ермаковского и Норильского ГУЛАГов. Ему 77 лет и он со слезами на глазах говорил, что жалеет о том, что не остался после ГУЛАГА в Игарке - какие здесь прекрасные люди, какие здесь прекрасные места. И это говорил мне не один человек. Так получилось, что в нашей музейной деятельности больше места уделяется не ужасам в зонах, этого хватает, это можно увидеть во многих фильмах, а о взаимоотношениях людей, о которых нам говорят очевидцы этого кошмара и это уже на уровне литературы. Польза она в любом случае есть. Она и в посещении этих мест, помимо того, что мы записываем, фиксируем какие-то вещи. А в этом году начался буквально какой-то бум по поводу лагерных зон, в том числе и Ермаковской. И дело не в том, что об исчезнувших паровозах узнала вся страна и весь мир, а просто время толкает людей на общение с этими пусть ужасными, но интересными вещами. За последние десять лет нравственный стержень потерялся, и люди не знают на что опираться, поэтому у людей есть тяга к этим событиям. Есть она и у зарубежных исследователей. И вот буквально неделю назад в музей пришло несколько заявлений-просьб об оказании помощи в посещении ГУЛАГов. Во-первых, известнейший петербургский режиссер Лев Додин ставит пьесу по Гроссману, для обкатки образов отправляет группу артистов в лагеря Освенцима, Норильлага и Ермаково. Нужно, чтобы молодые актеры соприкоснулись воочию с той средой, в которой жили заключенные, т.к. актерского мастерства здесь недостаточно. Французские кинематографисты собираются снимать фильм и запросили у нас информацию, их тоже интересует вопрос - помнит ли российское общество о ГУЛАГах, чему-то их это научило, и в какой степени оно используется как опыт, были ли сделаны какие-то выводы? Немецкая группа, недавно посещавшая район Сухарихи, пройдя этот путь пешком, наверное, тоже пыталась приблизиться к среде, в которой жили заключенные, повлиять на своё мировоззрение.

Участники экспедиции не только соприкоснулись с частью нашей истории, но и внесли свой вклад в расширении популяризации исторического краеведения и формирования собственного нравственного начала.

...Все исторические события должны иметь конкретное историческое лицо, а забытые и заброшенные или оставленные без присмотра, как показывает практика тысячелетий, имеют обыкновение оживать в самый неподходящий момент, и возвращаться...

И поэтому мы говорим: «Забвению — нет!».

(...)Так что выше голову, если голова
Всё ещё бодрится при слове «прокурор».
Мёртвая дорога всё ещё мертва,
Но и мы ведь тоже живы до сих пор.

Ломинадзе Серго Виссарионович, 1992 год

В подготовке материала участвовали:

Исследовательская группа «Поиск» 11Б класса средней школы № 1 им.В.П.Астафьева (руководитель Забрыгина Т.Г.):

а также:

Методическая помощь и консультации:

Выражаем особую благодарность:

  1.  За обеспечение безопасности - сотрудниками Игарского ГОВД Евдокименко М.С. и Павельеву А.В.
  2. За предоставление транспорта (вертолётов) - главе администрации Туруханского района Юрченко С.Г.
  3. За обеспечение продовольствием экспедиции - частному предпринимателю Цыганковой Е.Н.

Использованные источники и литература:

1. Стройка № 503 (1947-1953 гг.). Документы, материалы, исследования. «Музей вечной мерзлоты». Выпуск I, изд. «Гротеск», г.Красноярск, 2000 год.

2. Дж.Р.Р.Толкиен. «Хоббит, или туда и обратно». Избранные произведения. Изд. «Эксмо», г.Москва.

3. М.В.Мишечкина. «Грабить кладбище нельзя», газета «Красноярский рабочий», от 24.08.2005 г.


На главную страницу/ Наша работа/Всероссийский конкурс исторических работ старшеклассников «Человек в истории. Россия XX век»