Срочная ссылка до середины 30-х годов


Случаи осуждения на срочную ссылку в нашем регионе ранее 1930 года нам неизвестны. Зато, начиная по крайней мере с 1923 года (а стало быть, ещё "при Ленине"), в наш регион, по большей части в Туруханский край, гнали ссыльных из европейской части СССР и из Западной Сибири. Типичные, самые "ходовые" сроки ссылки тогда составляли 2-3 года.

В 20-х годах значительную часть срочных ссыльных составляли священники и члены социалистических партий (в основном СД и СР), в 30-х годах крестьяне и неугодные коммунистической верхушке члены ВКПб (таких скопом зачисляли в "троцкисты", хотя многие из них полагали, что Троцкий нисколько не лучше Сталина). Например, в 20-х годах в "туруханской" ссылке побывал знаменитый хирург Войно-Ясенецкий (епископ Лука), в начале же 30-х годов в Минусинске был в ссылке опальный коммунистический бонза Л.Б.Каменев.

В 1928 году зафиксированы ссылки (или "высылки") священников и связанных с церковью мирян из Ленинграда и прилегающих к нему районов в Туруханский край, а с Восточной Украины, включая Харьков, в Кежемский район на средней Ангаре. Таким ссыльным, как правило, после окончания срока сразу оформляли особым совещанием новый срок ссылки или "высылки", безо всякой видимости нового "следствия".

Срочные ссылки священников в наш регион продолжались до середины 30-х гг. Тогда их ссылали не только на север, но и в таёжные районы Ачинского округа (возможно, также и Канского).

Однако с 1930 года в массе срочных ссыльных стали преобладать крестьяне. В нашем регионе тоже случалось, что арестованным крестьянам "особая тройка" выписывала не лагерный, а ссыльный срок, - когда дело оказывалось настолько липовым, что самим карателям становилось как-то стыдно. Как правило, таких осуждённых ссылали вместе с семьями, и по окончании срока ссылки их просто переводили в "трудпоселенцы" (см. в разделах 1, 3). Эта ссылка обычно локализовалась в пределах нашего региона.

Первый "компактный" поток срочных ссыльных в наш регион относится к 1929 году. Это была ссылка из БССР (в основном из Минской и Витебской областей) по "польским" делам, хотя среди ссыльных были не только поляки, но и много белорусских семей. Семьям (формально - жёнам) тоже давали ссыльный срок, 2 или 3 года. Значительную часть этих ссыльных отправили из Красноярска вниз по Енисею, в Казачинский район. Там их выгрузили в Галанино и в Момотово. Возможно, часть этого потока сразу попала в пос. Стеклозавод (в 50 км к западу от Красноярска). Ссыльных из этого потока по окончании сроков освобождали.

Аналогичный (по "польским" делам) ссыльный поток из БССР зафиксирован в конце 1932 года. Некоторые из этих ссыльных тоже попали в пос. Стеклозавод. Они также были освобождены по окончании срока.

В огромном потоке крестьянской ссылки в наш регион из Забайкалья (в 1931 г., см. в п. 4.1) тоже присутствовали ссыльные-срочники. В этом случае механизм появления ссыльных сроков был аналогичен описанному выше применительно к нашему региону.

В 30-х годах местами срочной ссылки в нашем регионе стали также Минусинск (см. выше) и Хакасия, особенно в случае ссылки за политическую деятельность. Так, уже в 1935 году в Хакасию (в Шира) была сослана группа "троцкистов" из Харькова.

Не считая "срочного варианта" крестьянской ссылки, в нашем регионе случаи осуждения на срочную ссылку, видимо, не имели массового характера. По 1932 году нам известен случай срочной ссылки из Ужура (Ачинский округ) в Нарым. В те же годы отмечаются случаи осуждения на ссылку рабочих с Красноярского ПВРЗ, - их сослали на три года в Среднюю Азию (возможно, в Самарканд). Это был один из сравнительно ранних эпизодов борьбы коммунистических властей против рабочего и профсоюзного движения, имевшего на ПВРЗ глубокие корни.

Материалы

Мемуары, художественные произведения

Публикации


На главную страницу На оглавление обзора На предыдущую страницу На следующую страницу