Депортации из Восточной Польши


В результате IV раздела Польши, оформленного в августе 1939 года "пактом Риббентроп-Молотов", под советскую оккупацию попали восточные воеводства Польской Республики: Станиславовское, Тарнопольское, Львовское, Полесское, Волынское, Виленское, Белостоцкое и Новогродское, то есть 8 из 16 воеводств.

В 1940-1941 годах принято насчитывать четыре депортации польских граждан с территории этих воеводств, но с учётом того, что депортации из Белостоцкого и Виленского воеводств в 1941 году проходили на месяц позднее, чем депортации из южной части оккупированных территорий, и были хронологически (а также логически) связаны с депортацией из Литвы, есть основания выделить их в 5-ю волну, то есть считать пятой депортацией.

Дата первой депортации - 10 февраля 1940 года. Под неё попали "легионисты" (бывшие бойцы Легионов Пилсудского, затем получившие земельные наделы) и госслужащие со своими семьями, в том числе очень много работников лесного хозяйства, но также огромная масса обыкновенных крестьян, как поляков, так и украинцев. Часть этого потока, пришедшая в марте 1940 года в наш регион, была рассеяна очень широко, и даже ссыльных из одного эшелона, после выгрузки в Красноярске, разбрасывали буквально в разные концы края. Одни попали в Ярцевский район, другие на Ману (Вилистое) , третьи на Маклаковский лесозавод, четвёртые на золотые рудники Удерейского и Северо-Енисейского районов (Еленка, Аяхта и т.п.), пятые на Знаменский стеклозавод под Красноярском, и т.д., и т.п.

По имеющимся у нас данным, этот поток шёл в наш регион исключительно из южных воеводств (Львовского, Станиславовского и Тарнопольского). Сведений о ссыльных из других регионов Польши у нас нет.

Второй по счёту стала депортация беженцев (в основном евреев) в апреле 1940 года. Особенно много беженцев скопилось в тот момент во Львове. Среди них были беженцы не только из западной части Польши, но также из Чехословакии и Австрии. Советские оккупационные власти сначала предложили беженцам "добровольно" ехать в Сибирь или Казахстан, а когда желающих нашлось мало, всех отправили туда под конвоем.

У нас есть только разрозненные и в основном косвенные сведения о ссыльных из этого потока в нашем регионе. Такие ссыльные были в Хакасии и в Тасеево. В репатриационных эшелонных списках по Абакану и Минусинску еврейские семьи составляют 20-25%.

Принято считать, что под третью депортацию, в июне 1940 года, попали прежде всего семьи офицеров и резервистов, попавших в советский плен и уничтоженных коммунистами в мае 1940 года. Видимо, эта депортация была не так многочисленна, как предыдущие. В наш регион попали в этом потоке ссыльные из Новогродского воеводства (возможно, среди них были семьи военнопленных, но у нас нет таких сведений). Одних выгрузили в Ачинске и загнали в колхозы, других довезли до Абакана и отправили по деревням Минусинского района.

Четвёртая депортация, в конце мая 1941 года, захватила, видимо, в основном южные воеводства. Есть основания предполагать, что в этническом отношении в этом потоке преобладали украинцы. В нём были, разумеется, поляки, а также евреи. В наш регион этот поток пришёл, в частности, из Станиславовского и из Волынского воеводства. По нашим данным, этих ссыльных в основном загнали в леспромхозы: в Даурском, Большемуртинском, Казачинском районах.

Наконец, последняя из этих депортаций, в конце июня 1941 года, захватила как Белостокское и Новогродское, так, видимо, и Полесское воеводство. Последние ссыльные эшелоны гнали на восток уже под бомбёжкой. Часть этого ссыльного потока выгрузили в Хакасии, а ссыльных разогнали по степным и предгорным овцесовхозам. Другую часть выгрузили в Канске, откуда ссыльных отправили в окрестные районы (в частности, в Тасеевский).

Все эти ссыльные должны были получить освобождение по сентябрьской 1941 года "амнистии", распространявшейся на всех польских граждан. Но реально были освобождены лишь немногие, находившиеся в ссылке близко от больших городов. Узнав о формировании польской армии, многие уехали в Казахстан и Среднюю Азию, а затем эвакуировались с армией в Иран. Другие уехали или в Поволжье, или на Алтай. Большинство ссыльных польских граждан выбрались из мест ссылки только в 1943-1944. Из Енисейска и Маклаково многие уехали в Абакан, из Удерейского района - в Донбасс.

И только весной 1946 года практически все ещё остававшиеся в СССР польские граждане (этнические поляки и евреи) были освобождены и в организованном порядке "репатриированы" в Польшу1. Уехать в Польшу удалось также многим украинцам и белорусам, хотя их иностранного гражданства советский режим не признавал. Остальные украинцы и белорусы вернулись на родину.

1. Это не совсем так. Репатриация 1946 г. не относилась к репрессированным в 1937-39 и 1944-45 годах. Вопрос репатриации поляков из территории СССР был заново поставлен после смерти Сталина. В 1957 правительства СССР и Польши заключили договор и только после его в Польшу прибыла большая волна людей "из-за Буга", как тогда их называли. Так что только в 1962 году было ликвидировано "Управление по репатриации" и ликвидирован "Уполномоченный правительства ПНР по вопросам репатриации".
Войтек Бещински
г.Гданск, Польша

Материалы по теме:

Научные работы

Публикации

Сообщения


На главную страницу На оглавление обзора На предыдущую страницу На следующую страницу