Депортации из Литвы (включая районы, входившие в состав Польши)


Принято насчитывать три крупнейшие депортации с территории Литовской Республики и ряд менее значительных, происходивших ежегодно, по 1953 год включительно. Следует учитывать, что под эти депортации попали многие из польских граждан, проживавших в литовской части Виленского воеводства.

Первая и самая варварская из депортаций литовских граждан по традиции связывается с датой 14 июня 1941 года. С тех самых пор день 14 июня стал днём национального траура во всех трёх странах Балтии. В действительности массовая депортация началась раньше, 13 или даже 12 июня, а окончилась не ранее 20 июня 1941 года. Большинство ссыльных угоняли в Алтайский край и Томскую область. Но несколько ссыльных эшелонов пригнали и в наш регион. Мы располагаем конкретными данными только об одном эшелоне из Литвы, из её северной части, из Пасвалиса и Биржай. Его разгрузили в Красноярске.

В этом эшелоне были не только этнические литовцы. Значительную часть этих ссыльных составляли латыши, так как в северных приграничных районах Литвы было много крестьян латышской национальности. Среди ссыльных были также евреи, в основном городские жители.

Из Красноярска ссыльных (может быть, не всех) отправили вверх по Енисею, в Новосёловский район. У нас имеются сведения, что осенью 1941 года несколько сот литовцев привезли в Нижнешадрино (чуть выше Ярцево) и затем отправили вверх по Касу. Нам неизвестно, были ли они отправлены туда непосредственно из Красноярска, или позднее, из Новосёловского района.

Летом 1942 года часть ссыльных литовских граждан угнали из Новосёловского района на север, на "рыбную ловлю" в станки (приречные посёлки) Игарского и Туруханского районов. Некоторых загнали даже в Караул и Усть-Порт, далеко за Полярный круг, ниже Дудинки. Однако многие ссыльные из Литвы остались в Новосёловском районе до освобождения.

Кроме того, ссыльные из этого потока попали ещё в таёжные районы к востоку и северу от Канска. Видимо, в Канске тоже выгружали ссыльные эшелоны.

Менее значительные депортации литовских граждан происходили в 1945-1947 годах, в том числе и в наш регион, но об этом у нас нет конкретных данных.

Депортация 22 мая 1948 года, самая массовая из всех, явилась и самой крупной депортацией из Литвы в наш регион. Как и в случае первой депортации, дата 22 мая условна, а облавы и отправка эшелонов растянулись на несколько дней. По этническому составу этот поток был в основном литовским, но среди ссыльных было много поляков, в т.ч. польских граждан из Виленского воеводства (то есть юго-восточных районов Литвы), были также русские семьи из заметной русской крестьянской диаспоры в Литве. Поскольку в наш регион пригнали и эшелоны с севера Литвы, среди ссыльных могли быть также этнические латыши.

По социальному составу этот поток был по преимуществу крестьянским.

Значительное число эшелонов с разных концов Литвы (с запада, востока, юга, из центральной части) выгрузили на ст. Камарчага Манского района. Ссыльных везли через пос. Орешное (некоторые там и остались) на Ману: в Нарву, Малый и Большой Унгут и т.д. Многих завезли на верхнюю Ману: в Мину, Хабайдак, на участок Вилистый, в Кияй и Выезжий Лог.

Один эшелон (из северной части Литвы) выгрузили на ст. Маганск, а ссыльных растолкали по колхозам Советского (ныне Берёзовского) района.

Ссыльных из центральной части Литвы выгрузили в Красноярске и отправили на юг, в Саяны, на горные реки (Сисим и Убей) в Даурском и Новосёловском районах. Много литовских граждан попало в ссылку и в более южные районы вокруг Минусинска, вплоть до горных районов юга края, а также в Хакасию.

Из Красноярска очень много ссыльных отправили на север, особенно в Игарку. Туда попала значительная часть депортированных из центральной части Литвы. Часть ссыльных попала в Казачинский, Енисейский и Ярцевский районы.

Некоторых ссыльных из западной части Литвы завезли за Канск. Их выгрузили частью в Иланске, частью на ст. Тинская Нижнеингашского района. Ссыльные из этого потока попали на Бирюсу и Ангару, а также в районы к югу от Канска.

Депортация 25 марта 1949 года тоже привела к появлению новых ссыльных в нашем регионе, но в меньших масштабах, чем в 1948 году. По этой депортации у нас есть конкретные сведения только об эшелонах из северо-западной части Литвы, выгруженных в Боготоле и Ачинске. Ссыльных из этих, двух или более, эшелонов растолкали по колхозам в Ачинском, Большеулуйском, Бирилюсском и Тюхтетском районах. Кроме того, ссыльные из этого потока попали в Игарку, в Хакасию, в районы близ Красноярска. По этническому и социальному составу этот поток был сходен с потоком 1948 года.

Последняя большая депортация из Литвы началась осенью 1951 года и длилась до января следующего года. Многие ссыльные из этого потока попали в районы вокруг Красноярска. Среди этих ссыльных были польские граждане - поляки из Виленского воеводства. Часть ссыльных попала в Новосёловский район, часть завезли в Канск, Иланск и Нижний Ингаш, часть к югу от Ачинска.

Последних ссыльных из Литвы пригнали в наш регион летом (!) 1953 года. Но их вскоре освободили.

Из ссыльных, попавших под депортацию 1941 года, раньше всех других были освобождены те, кто имел польское гражданство. Некоторым посчастливилось освободиться почти сразу, через 2-3 месяца, а те, кто не смог эвакуироваться с польской армией, были репатриированы в Польшу весной 1946 года (см. в п. 5.2).

Тех ссыльных из первого потока, которые были несовершеннолетними в 1941 году, освободили в 1947 году, но в конце 40-х годов их, почти всех, переловили и отправили обратно в ссылку.

Ссыльных литовских граждан начали освобождать уже в 1954 году, однако их массовое освобождение началось только в 1956 году. Основную часть ссыльных освободили в 1957 или 1958 году. Но многие из них остались под комендатурой до 1959 и даже 1960 года, в том числе некоторые ссыльные из первого потока. Причины этого явления нам неизвестны.

Польских граждан, депортированных из Литвы, в 1956-1957 годах вывозили в Польшу в организованном порядке, как в 1946 году.

Не все освобождённые литовские граждане, даже из числа этнических литовцев, смогли вернуться на родину. Советский режим чинил им всяческие препоны.

Разумеется, всё вышесказанное не означает, что к 1961 году в нашем регионе не осталось в ссылке никого из литовских граждан. Но это были другие ссыльные, в основном 25-летники, которым заменили ссылкой оставшийся лагерный срок. Их освободили в середине 60-х годов (см. также в разделе 9).

Материалы по теме

Мемуары, художественные произведения

Публикации

Свидетельства


На главную страницу На оглавление обзора На предыдущую страницу На следующую страницу